Церковь Ковчег в Коньково, Москва Церковь Ковчег в Коньково, Москва Церковь Ковчег в Коньково, Москва
переход на главную
Предыдущая новостьСледующая новость

Отошел к Господу пресвитер Михаил Логачев


   У нас в церкви большое горе. Умер пресвитер-учитель Михаил Логачев. Смерть его была абслютно неожиданной.


   Конечно, мы плачем сейчас о себе, о его семье, мы осиротели. Ему лучше в Вечных обителях у Отца. Мы же только ожидаем встречи с Ним.
   Кем он был для нас? Учителем, пастырем, другом...
Кажется, не было такой области знаний, в которой он бы обладал меньшей эрудицией, чем кто-либо из нас... Но при всей начитанности и образованности не было в нем важности, превозношения, скорее наоборот, иногда казалось, что он "слишком низко себя ставит" для пресвитера. Его не пугало отсутствие "благочинности" при беготне и играх с детьми. Если это  нужно для служения - почему бы и нет? 
   Его незлобивость, необидчивость казались чем-то само собой разумеющимся, таким ведь и нужно быть христианину - но как часто нам не хватает этих качеств! Его отличала (как странно писать это в прошедшем, только в прошедшем времени...) способность увидеть хорошее, разглядеть главное и отсеять неважное. Поэтому он мог общаться со столь разными христианами - и с членами Русской Православной церкви, и с католиками, и с членами харизматических церквей... Он мог увидеть главное - и понять, то ли это, что может соединить во Христе, Он ли центр столь разных исповеданий веры. И при этом не поступиться истиной Божьей, не стать толерантным к греху.
   Он был "человеком Писания", и Слово Божье определяло его взгляды, его путь, его действия. Он не боялся пойти против "устоявшихся мнений" ради верности Слову Божьему, но в этом не было желания выделиться и было всегда памятование о тех, кому новшества могут быть тяжелы и соблазнительны.
   Многим из нас памятны его два вопроса - "Где ты будешь, если сейчас внезапно умрешь?" и "Почему Бог может взять тебя в Свое Царство?"
   Его смерть абсолютно внезапна. Она остановила жизнь, наполненную служением Церкви и окружающему нас миру. И жизнь его - как иллюстрация к этим двум вопросам: он жил так, что есть дела, которые следуют за ним к Отцу Небесному, и надеялся не на свои дела, а на Сына Божьего, умершего за нас и воскресшего.
   Нет уверенности, что мы знаем все, что он делал. Узнавали мы о чем-то зачастую из его молитв о каком-то деле на ниве Господней. Богослужения, проповеди, пастырское служение, молитвенное предстояние, служение в обществе друзей Священного Писания (детские лагеря, клубы), служение по профилактике СПИДа, капелланство в служении "Встань" (помощь химически зависимым), книга (написанная в соавторстве с членами православной и католической церквей), ответы в прямом эфире на радио, ответы на сайтах, защита веры... Наверное, кроме родных, никто не знает, сколько ему звонили посреди ночи (а это было), сколько ему приходилось сопереживать и молиться и за членов нашей церкви, и за многих, кто оказывался рядом.
   Как сейчас жаль, что он мало успел написать. Молитва и служение Слова - вот это было его призванием, всем был очевиден его дар учителя.
Конечно, никакого человека нельзя заменить. Но сейчас даже сложно представить - как будет жить наша церковь без него? Какими мы будем?
И все-таки мы не скорбим, как прочие, не имеющие надежды. Жизнь Михаила - пример для нас. Он много сделал, Господь сейчас решил призвать его к себе. Мы не понимаем, почему. Нам плохо без него. Но придет время - и разлука кончится, и снова мы увидим его в вечных обителях, приготовленных нам Иисусом Христом.


 

[2 января 2009 г.]